Лошадь нового поколения
Коннозаводство - Практика

Только представьте себе, как сильно отличаются условия жизни диких лошадей в природе от того, как живет домашняя лошадь. Мы знаем, что домашней лошади необходимо движение и общение, а также очень важно частое кормление, так как все это приближает ее условия жизни к естественным. Однако самое главное отличие жизни домашней лошади от дикой заключается в общении с человеком. И если мы говорим о домашней лошади как о виде животного, то, возможно, общение с человеком мы должны назвать ее специфической чертой, так же как полосатую окраску — специфической чертой зебры.

Эволюция лошади

Все мы, еще учась в школе, слышали о естественном отборе — выживают и оставляют потомство наиболее приспособленные, приходя на смену менее совершенным видам. Так некогда однопалые предки лошадей вытеснили трехпалых гиппарионов. Эта великая сила — отбор — оказалась в руках человека в качестве хорошо продуманного метода достижения цели. С его помощью человек вывел коров, дающих до 53 л молока в сутки, огромных свиней, дающих ему мясо, и овец с великолепной шерстью. Лишь три вида животных человек разводил ради совсем других целей — это лошадь, собака и кошка. Главным условием выживания этих животных стало успешное взаимодействие с человеком. Что же отличает домашнюю лошадь от дикой? Внешние признаки легко заметить — разнообразные масти, рост и телосложение. Мы также знаем, что селекция велась и на способности лошади — к бегу, перевозке тяжестей, к точности движений для высшей школы верховой езды. Но можем ли мы сказать, что изменения затронули лишь тело лошади, а по своему характеру и поведению она осталась диким животным?

Вопрос о том, как влияет одомашнивание на поведение животных, занимал многих ученых. Конрад Лоренц проводил эксперименты над скрещиванием диких и домашних гусей и был потрясен результатами — гуси становились более жестокими. В ходе множества других исследований выяснилось, что относительная масса мозга домашних животных в среднем меньше массы мозга диких. Конечно, масса мозга не отражает напрямую интеллектуальные способности животных, однако явное снижение ее у домашних животных было воспринято как деградация. Впрочем, различия в массе мозга разных пород и линий огромны (у собак они могут отличаться в 6 раз!). Большинство домашних животных крупнее своих диких собратьев, поэтому естественно, что масса мозга по отношению к массе тела будет меньше именно у них. Жестокость вскоре была объяснена сокращением ритуалов в поведении животных. У диких животных любое агрессивное поведение насыщено сложными ритуалами — животные должны как можно раньше понять, кто из них сильнее, чтобы не успеть причинить друг другу вреда. Когда кобыла угрожает другой кобыле, она действительно разозлена, но если та уступает дорогу, то всякая злость исчезает — ритуала вполне достаточно. Если лошади в детстве мало общались с сородичами, а молодые жеребчики не играли в драки, они не смогут драться «по правилам» и в более старшем возрасте. Это один из источников жестокости домашних животных.

Другой источник лежит в инфантилизме. Существует теория, что поведение домашних животных соответствует таковому детенышей диких родственников. Например, волчата лают, как и щенки, но с возрастом порог лая повышается и взрослые волки воют, скулят, но не лают как взрослые собаки. Домашние лошади более склонны подражать друг другу, собираться в табун, следовать за вожаком, т. е. менее самостоятельны, чем это свойственно молодым особям диких лошадей.

Набор движений или целые поведенческие комплексы, которые мы можем наблюдать у животного, принято называть репертуаром. Некоторые движения врожденные, чему-то жеребенок учится от других лошадей в табуне. Многие табуны домашней лошади потеряли части видового репертуара, и это тоже стало одним из поведенческих отличий. Впрочем, всегда можно найти небольшое число особей с полным видовым репертуаром. Благодаря им домашние лошади, оказавшиеся без опеки человека, постепенно восстанавливают естественное поведение диких родственников за некоторыми исключениями. В природе дикие табуны редко объединяют более двух десятков животных. Табуны домашних одичавших лошадей бывают горазддо многочисленнее и могут объединять до 50 голов в одном месте и до 200 голов в периоды миграций. О причине этого мы поговорим чуть позже.

Кроме неполноты поведенческого репертуара, мы должны вспомнить еще о нескольких отличиях домашних животных от диких. Раньше считалось, что объездить зебру или лошадь Пржевальского невозможно. Выросшие дома волки обычно трусливее, чем собаки. Дело в том, что дикое животное более чувствительно к силе стимула — оно быстрее начинает реагировать на него и не выдерживает такой нагрузки на нервную систему, которую способно выдержать домашнее животное. Некоторые ученые также отмечают, что дикое животное в меньшей степени способно обучаться под действием отрицательного подкрепления. Отрицательное подкрепление — это такая форма научения, при которой животное, избавляясь от неприятного воздействия (например, давления трензеля), делает нужное движение (меняет направление), и это движение оказывается само по себе поощрением (давление трензеля уменьшается). Дикие лошади при объездке встают и отказываются двигаться вообще. При табунном методе содержания домашних лошадей животных с таким поведением принято было выбраковывать.

Еще три отличия касаются полового поведения. Часто у лошадей нет возможности образовать косяк, в котором бы связи между жеребцом и кобылами сохранялись в течение многих лет, как это бывает в природе. Второе отличие в том, что домашние животные достигают половой зрелости раньше, и третье — сезонная ритмика для них не так важна. Большинство домашних кобыл приходят в охоту круглый год раз в 20-30 дней, за исключением, обычно, декабря - января, и то не всегда.

Все же самое интересное и, пожалуй, самое существенное отличие касается агрессивности — домашние животные менее агрессивны по отношению к сородичам (поэтому они и могут собираться в сотенные табуны) и человеку — особи другого вида. В 70-х годах XX века новосибирские ученые Д. К. Беляев и Л. Н. Трут решили вывести новые линии лис на звероферме. Лисы очень страдали от стресса, бились о решетку, калечились сами и калечили или убивали своих детенышей. Их было трудно лечить и вакцинировать. Новосибирские ученые стали отбирать для размножения наименее пугливых и агрессивных животных. Проверяли они этот признак просто засовывая в клетку палку через решетку. По реакции на палку животных разделили на три группы: агрессивные, трусливые и спокойные. В разведение допускались только третьи, составлявшие 15% от общего числа. Через 20 лет такого отбора (это 10 поколений лис) поведение и внешность лис сильно изменились. Они стали легко идти на общение с человеком, лизать руки, по лисьи лаять, у некоторых хвост завернулся колечком, уши стали висячими, появились белые отметины. Лисята стали рождаться 2 раза в год вместо обычного одного раза.

Не напоминает ли вам это собак? Однако дело не в родственности лис и собак, а в том, что и агрессивность, и сроки течки связаны с функционированием гормонально-гипофизарно-надпочечниковой и половой системы, т. е. регулируются гормонально. Уровень агрессивности связан с работой гормональной системы. Отбор на спокойных животных привел к изменению других признаков, контролируемых гормонами: окраски, плодовитости, формы ушей, хвоста, ранней половозрелости.

Как показали исследования других ученых, отбор спокойных — это не единственный путь одомашнивания. В результате методического отбора на любой один признак, скорость появления (накопления) признаков одомашнивания среди потомства в 10 раз больше, чем при его отсутствии. Даже если бы человек отбирал животных только по продуктивности, животные становились бы менее агрессивными к сородичам и человеку, так как большое значение в проявлении признаков одомашнивания имеет инбридинг — близкородственное скрещивание. Коннор тестировал домовых мышей, выращенных в лабораториях, и в течение 10 поколений изменений не было. Однократный инбридинг привел к существенным изменениям только 2-х показателей — снизилась агрессивность при взятии на руки и во взаимоотношениях между самцами. При выведении любой породы домашних животных в той или иной степени использовался инбридинг, причем степень его больше, чем можно было бы представить. Чистокровная верховая, например, происходит от трех жеребцов — Byerley Turk (1675), Godolphin Arabian (1725), Derley Arabian (1700). Генетические исследования показали, что доля крови Byerley и Godolphin начала уменьшаться еще в XVIII веке, так что современные английские чистокровные (поголовье заводских кобыл США, Англии и Ирландии составляет более 100 000) несут в себе 95% крови Darley Arabian!

Нет, домашняя лошадь — это не дикая лошадь, это совсем другое животное, и думается, наша совместная история подводит нас к тому, чтобы познакомиться с ней заново — познакомиться с той домашней лошадью, с которой мы, по сути, еще не знакомы. Собака была одомашнена 12 тысяч лет назад. Лошади — только 4-6 тысяч лет назад и, похоже, они постепенно повторяют путь собаки. А собака в чем-то повторяет наш собственный путь в эволюции например, в том, что касается инфаитилизации — долгого детства, необходимого нашему мозгу. По разным путям идет это «уподобление» домашнего животного человеку. Один из путей заложен в самом человеке. Психологи считают, что для многих народов стало врожденной потребностью — держать дома домашнее животное. Конечно, не стоит воспринимать слова о том, что собака становится человеком, а лошадь — собакой, буквально. Речь идет лишь об отношениях между нашими видами. Спросите себя сами, относитесь ли вы к тем 89% людей, которые считают собаку членом своей семьи?

Но и собаки, если бы могли говорить, возможно, сказали то же самое. Исследования венгерских ученых, проведенные в 1998 году, свидетельствуют о том, что у собаки возникает привязанность к хозяину, как у младенца к матери. В тестах у собак выявились те же типы привязанности, что у детей человека. Социальные связи у лошадей в табуне очень сильны, почему же, говоря о преданности, мы так часто вспоминаем собаку и так редко — лошадь? Возможно, дело лишь во времени. Все больше людей заводят лошадь «для души», пытаются изменить взаимоотношения с ней, научиться лучше понимать друг друга. Когда общение становится важнее, чем внешность и спортивные достижения, а лошадью занимается постоянно лишь один человек, то появляются условия для развития собачьей привязанности у лошадей. Они не становятся собаками, они остаются лошадьми — но такими, с которыми нам еще предстоит познакомиться.

Источник материала публикации: журнал "Гиппомания"
Текст: Софья Баскина
Картинка: Beating fossil horses

 
Рекламный блок:

Счётчики



Друзья

  • : породы, клички, тренинг, уход