Под прожекторами цирковой арены - лошади
Разное - Личности

Вот и наступило то печальное время, когда в цирке не стало больших конюшен, т.е. тех конных номеров, которые называются «классической конной дрессурой» или «дрессурой на свободе», где под управлением артиста-дрессировщика на манеже появлялась конная группа хотя бы в 16-18 лошадей. Все это, к сожалению, в прошлом, и теперь о таких дрессировщиках, украшавших когда-то каждое цирковое представление, приходится только вспоминать. Сейчас в силу многих обстоятельств желающих работать с лошадьми мало. А еще сравнительно недавно на арене цирка выступали такие видные мастера как Михаил Анисимов, Дмитрий и Валерий Кострюковы, Борис Манжелли, Нина Манкевич, Людмила Котова, Юрий Ермолаев и Алексей Соколов. Эта плеяда дрессировщиков оставила глубокий след в развитии и совершенствовании конного цирка. В данной статье я позволю себе рассказать только об одном из них, как сказала одна журналистка, «последнем из могикан» — Алексее Соколове. (Могикане, как известно, — это племя индейцев в Северной Америке, которое было уничтожено).

Алексей Соколов

Любовь к лошадям у Алексея Соколова была ранняя. Появившегося в Москве мальчика уже с четырех лет родители привозили на лето в деревню, в Ярославскую область, где его дед заведовал коневодческой фермой. Повзрослев, юноша ухаживал за лошадьми, кормил их, выводил на прогулку и был счастлив, когда получил разрешение сесть на лошадь. Смелый, уверенный в себе с детства, он с восторгом садился в седло, а иногда и без седла скакал по окрестностям деревни.

Алексею не было еще полных двенадцати лет, когда началась Отечественная война, и он был вынужден вернуться в Москву. В трудные военные годы юноше пришлось работать на заводе. Но и в это лихолетье его не оставляли думы о лошади.

И вот удача! — Его приняли в кавалерийский клуб в Сокольниках, где готовили лошадей и всадников для армии. В 1947 г. Соколов был призван в армию и определен в Высшую офицерскую кавалерийскую школу, по окончании которой получил звание старшего лейтенанта и был направлен на курсы тренеров-наездников. Следует заметить, что некоторые преподаватели Высшей кавалерийской школы получили профессиональные знания от англичанина Джеймса Филлиса (1834-1919), который был великолепным берейтором, тренером, школьным наездником. Приехав в Россию, он выступал на арене петербургского цирка Чинизелли как наездник. В течение 10 лет пребывания на берегах Невы он преподавал в Высшей кавалерийской школе и готовил лошадей в Императорской придворной конюшне и в Пажеском корпусе. Кроме того, он стал автором известной книги по искусству высшей школы верховой езды, которая полезна и по сей день.

Алексей Соколов

Алексей Соколов за все время пребывания в конных клубах и школах проявил себя как азартный спортсмен-конник. Он участвовал в соревнованиях по преодолению препятствий, высшей школе, вольтижировке и джигитовке.

Получив значительный опыт и практику, 23-летний Алексей Соколов становится инструктором в одном из полков. Но полк скоро расформировывают, и его назначают на высокую должность в Одессу — он становится начальником конюшни командующего военным округом. А командовал округом в то время героический маршал Георгий Константинович Жуков. Это был последний этап службы Соколова в армии, т. к. вскоре и этот полк прекратил свое существование. В 1954 году Алексей возвращается в Москву.

Узнав об освободившемся армейце — опытном тренере лошадей, руководство спортивного общества «Буревестник» пригласило его к себе на должность инструктора-наездника. Помимо этих обязанностей под эгидой клуба Соколов успешно выступал в различных конноспортивных соревнованиях.

Неизвестно, как бы сложилась его тренерская судьба, если бы... не завлекающее зрелище на Цветном бульваре в Москве, куда он зачастую стал ходить. А зрелище это — цирк. «Ах, какие великолепные лошади!» — восхищался Соколов. И он завидовал тем, кто управлял ими и выполнял рискованные трюки.

Алексей Соколов

В то время в Москве гастролировал знаменитый конный ансамбль «Кубанские казаки» под руководством наездника и режиссера осетина Михаила Николаевича Туганова. Основой его номера была джигитовка — любимый национальный вид конного спорта, наездническое искусство терских, донских, кубанских казаков и горцев-джигитов, а слово «джигит» в тюркском языке означает «искусный, отважный наездник». Именно такими и были артисты этой труппы, в основном, осетины, демонстрирующие на лошадях сложные, подчас рискованные трюки с открытым южным темпераментом. Такие выступления всегда восхищают публику, восхищали они и Соколова.

Как всегда настойчивый в своих стремлениях, он стал появляться за кулисами цирка, заходил в конюшню, знакомился с конюхами, берейторами, обходил денники с великолепными лошадьми и, наконец, имел откровенную беседу с самим Тугановым, которая стала для Соколова судьбоносной — он был принят в коллектив и стал артистом. За весьма короткое время, потратив немало усилий и упорства на репетициях, он вошел в номер и вместе с другими стал исполнять все трюки, свойственные джигитовке.

Около семи лет он кочевал по циркам в труппе Туганова. Потом захотел обогатить свой репертуар и поработать в другом жанре — перешел в групповой номер жокеев, которым руководил Евгений Багрие-вич Кук. Отчество «Багриевич» — от отца, мулата Багри Кука, родившегося в Сомали и с 1909 г. проживавшего и выступавшего в цирках России. Он был не только известным жокеем, но и выступал как воздушный гимнаст. Одним из самых эффектных его трюков был прыжок с разбега на круп лошади с кипящим самоваром в руках.

Алексей Соколов

В 20-х годах Багри Кук создал групповой номер жокеев, который впоследствии унаследовал его сын Евгений. В этот номер и вошел Алексей Соколов. Работа жокея включает много сложных трюков на лошади: здесь и вольтиж — конно-акробатический номер, и парфосная езда, где лошади скачут карьером, а жокей, стоя на них, прыгает через препятствия — ленты, полотенца, сквозь обручи и т. д., выполняя различные упражнения, балансируя на крупе лошади.

Все трюки, присущие искусству Соколов выполнял достаточно успешно, удостаиваясь дружных аплодисментов публики.

Шли годы, а в тех конных номерах, в которых участвовал Алексей Соколов, физическая нагрузка была неимоверно велика, сил с возрастом становилось все меньше, и, как это часто бывает в цирке, он решил сменить амплуа, сохраняя, конечно, верность лошадям. Это был 1960-й год, ставший особенно знаменательным для двух артистов цирка — Людмилы Котовой, имевшей опыт в высшей школе верховой езды и дрессуре смешанной группы животных — лама, зебра, пума и даже гепард, и Юрия Ермолаева — дрессировщика лошадей и школьного наездника. Вместе они создали навсегда оставшуюся в истории цирка конно-балетную сюиту «Штраусиана». Постановщиком номера был известный режиссер цирка Н.Н.Зиновьев, а балетмейстером — ранее танцевавший в Краснознаменном ансамбле песни и пляски имени А. В. Александрова П. Л. Гродницкий.

Алексей Соколов

На время подготовки лошадей для этого номера был приглашен уже известный в дрессуре Алексей Соколов. Вначале его пригласили только на эту постановку — а готовилась она восемь месяцев — но он проработал в содружестве с Котовой и Ермолаевым целых десять лет! За это время при его участии были созданы такие сложные сюжетные композиции, как «Русская березка» и «Гусарская баллада».

В 1970 году Центральной студией циркового искусства была выпущена большая группа артистов во вновь созданном Казахском цирковом коллективе. Украшением этой национальной программы стали шесть конных номеров, созданных Алексеем Соколовым, которого для этой цели пригласило Министерство культуры Казахстана.

После выпуска конных номеров в этой программе, где преобладала его самостоятельная дрессура, окрепла давняя мечта о создании своего номера, тем паче, что к тому времени его опыт в дрессуре был более, чем достаточный, а трудная многочасовая работа по подготовке лошадей проходила за кулисами и была неведома зрителю. Выйти на сцену перед публикой со своим номером в окружении послушных лошадей...

И он решился. Подал заявку в Главк Госцирка. Однако доказать начальству необходимость создания новой конюшни — дело непростое, нужны немалые средства на приобретение лошадей, штат служащих, на корм, изготовление реквизита, транспорт для перевозки животных и прочее, прочее...

Алексей Соколов

К счастью, все эти препоны, конечно, не без трудностей были преодолены, и Соколов, уволившись из номера Котовой и Ермолаева в 1970 году, направляется в Луговской конный завод, отбирает там 10 лошадей ахалтекинской породы и едет с ними и новыми конюхами в товарных вагонах на репетиционный период в цирк города Челябинска.

Почему Соколов выбирает ахалтекинцев? Чем привлекли его эти лошади? Истоки происхождения этой породы, насчитывающей около пяти тысяч лет, ведут к степям вдоль северного склона горы Копет-Даг, возле ахалтекинского оазиса, где селилось племя туркменов, именуемое «ахалтеке» или «текинцы». Так же назвали и выведенных в тех местах лошадей. Чистопородные экземпляры примечательны изяществом экстерьера, легкими, плавными движениями, несколько удлиненным корпусом и высокими ногами, красивой формой шеи и маленькой головой.

Приучить к манежу этих нежных и одновременно строптивых животных было нелегко — в них присутствовала некоторая дикость, чрезмерная осторожность, нервность и даже капризность, тем более, что для работы Соколов отобрал только жеребцов.

Итак, Соколов прибыл из Казахстана с животными и всем необходимым скарбом в Челябинский цирк. При виде самого цирка и его помещений настроение дрессировщика упало. Построенный еще в 1930 году деревянный цирк пребывал в плачевном состоянии, в конюшне и зрительном зале, где был и манеж, в зимнее время стояла несусветная холодина, но цирк функционировал и публика, хотя и малочисленная, его посещала.

Репетировал Соколов в утреннее и ночное время. В его «труппе» было пять соловых и пять буланых (темно-буланых, почти гнедых — прим. ред.) лошадей. Приучая животных к цирковой обстановке, манежу, публике, которой, конечно же, не было на репетициях, он поступил следующим образом — подвесил в разных местах вокруг манежа пустые консервные банки на веревках, воздушные шары, гирлянды из бумаги и тряпок. Все эти предметы приводились в движение помощниками, создавая для лошадей «эффект публики».

Алексей Соколов

Долгая, напряженная, порой без сна работа в течение полугода была до некоторой степени завершена, и в августе 1971 г. Соколов решился показать челябинской публике свою премьеру «Лошади на «свободе». «Свободой» в цирке называют дрессуру, где животные действуют как бы самостоятельно, подчиняясь лишь одному дрессировщику, на расстоянии управляющему ими шамбарьером — бичом на длинной гибкой рукоятке.

Итак, мечта Алексея Соколова осуществлена! Он работает на манеже один в окружении великолепной десятки — ахалтекинцев, которым он дал клички по названиям цветов: Жасмин, Лотос, Гиацинт, Ирис, Тюльпан, Горицвет, Пион, Эдельвейс... Этот «букет» выполняет сложнейшие перестроения в лучших традициях конной дрессуры. Лошади идут парами, голова в голову, ложатся на манеж, сидят на задних ногах, склоняют головы на спины друг другу... Публику восхищают послушные дрессировщику животные, которые выполняют перестроения с удовольствием, как бы по своему желанию. Их украшает основная часть конского снаряжения «на свободе» — парадные оголовья и поводья из кожи с блестящей металлической отделкой, на головах — султанчики из перьев. Шерсть лошадей отливает золотом, крупы расчесаны шахматными квадратиками. Многое из этого снаряжения изготовлено руками самого дрессировщика.

Премьера в Челябинском цирке удалась, начало было положено, и пошли свойственные артистам цирка многочисленные переезды из города в город: Иваново, Саратов, Киев...

Номер все время совершенствуется — на долгих репетициях отрабатываются новые построения, лошади становятся все более понятливыми, они кружатся в вальсе, прыгают через барьеры, двигаются навстречу друг другу, в финале номера все они поднимаются, как говорят в цирке, «на оф», то есть на задние ноги.

Бессменный помощник дрессировщика в номере — его жена Валентина Ивановна Рассказова, ранее работавшая в номере дрессировщика слонов А. Н. Корнилова как акробатка-танцовщица.

Через два года после челябинской премьеры для номера приобретаются новые лошади, и Соколов выпускает необычную комбинацию «Русская кадриль». Манеж украшают четыре большие арки с гирляндами красных и белых цветов. На их фоне буланые и соловые ахалтекинцы в шапочках и кокошниках кружатся в тоннеле из цветов, рассаживаются на барьере манежа и поочередно парами танцуют под музыку своеобразную кадриль, затем перешагивают через установленные барьеры и в конце номера по традиции становятся «на оф». Затем несколько лошадей уходят за кулисы. А оставшиеся кланяются зрителям, согнув передние ноги и вытянув головы.

За заслуги в дрессуре в 1980 г. Алексею Сергеевичу Соколову присваивается звание заслуженного артиста РСФСР.

Вся дрессура Соколова примечательна тем, что он стремится показать не только способность своих лошадей исполнить тот или иной трюк, но и самих лошадей — их стать, красоту, элегантность.

Подстать им элегантен и дрессировщик. Его фигура, облаченная во фрак или смокинг, свободно и плавно двигается в окружении питомцев, легкое пощелкивание шамбарьером, едва заметное движение рук или несколько слов — так подаются лошадям команды для выполнения нужных движений. Дрессировщик следит за каждой лошадью, ибо неверное движение одной из них может нарушить порядок всей группы. А характеры и привычки каждого из жеребцов он знает досконально.

В последующих выступлениях Алексей Сергеевич значительно увеличил количество лошадей и одновременно выводил на сцену до 18 голов.

В 1987 года начались зарубежные гастроли — сначала ГДР, затем Италия. 13 апреля 1988 года газета «Советский цирк» поздравила А. С. Соколова с присвоением ему звания Народного артиста РСФСР.

В ноябре 1991 года в Вероне проходил Международный конкурс конных номеров. Дрессура Алексея Соколова получила самую престижную премию — Гран При.

В 1980 году вместе с Алексеем Сергеевичем на арену вышла его дочь — восемнадцатилетняя красавица Елена. Она появлялась в начале номера на великолепном ахалтекинце, за нею выходил отец, и номер шел под руководством двух артистов.

В 90-е годы в управлении цирков — Союзгосцирке — создалось довольно сложное материальное положение по содержанию больших конных номеров, и, по решению руководства, Соколову было предложено продать лошадей. При этом было обещано, что через некоторое время будут приобретены новые животные, но этого не случилось. Таким образом, конный цирк осиротел. А великолепно выдрессированных красавцев незамедлительно и с большой радостью приобрели владельцы цирков из Италии и Испании.

Алексей Соколов

Но как же дрессировщику, любившему коней и отдавшему столько лет их воспитанию, остаться без общения с ними? Невозможно! И Алексей Сергеевич принял предложение частного предпринимателя из Подмосковья по воспитанию и дрессировке лошадей дорогой для него породы — ахалтекинской. Он готовил их к конкуру, выездке, показательным выступлениям. Его подопечные получали высокие оценки и первые места.

В 1998 г. произошло несчастье: А. Соколов получил тяжелую травму в результате удара лошади. Пришлось удалить почку. В марте 1999 г. гордость российского цирка дрессировщик Алексей Сергеевич Соколов скончался. По воле судьбы прекратила выступления на арене и его дочь Елена.

В этом очерке я сетую на исчезновение больших конных номеров «классической дрессуры». Но цирк не может быть без лошади. Ведь манеж цирка только потому и круглый, что рассчитан на конные номера. Ну как тут не вспомнить слова С. М. Буденного, который утверждал: «Истинные любители циркового искусства не представляют себе настоящего цирка без лошади»?

Безусловно и сегодня на аренах наших цирков можно видеть хорошие номера разных жанров на лошадях: высшая школа, жонглеры, танцовщики, конная клоунада, конная акробатика, особенно много групповых номеров с джигитовкой... Но и этих номеров становится все меньше.

В начале статьи я сказал, что Соколова назвали «последним из могикан» в групповой дрессировке лошадей. Но это мое утверждение, к счастью, может быть опровергнуто. На арене в последние годы успешно выступает — пока с небольшой группой лошадей — «на свободе» прекрасный потомственный артист Сарват Бегбуди. Его мать, знаменитая наездница, Народная артистка Узбекистана Лола Ходжаева, выступавшая в номерах «Вольтиж на лошади», «Джигитовка», создала номер «Гротеск на лошади», всех восхищали ее прыжки через обручи и ленты на крупе лошади.

Поистине дитя арены ее сын Сарват. Он выступал во многих жанрах — как наездник, жонглер на лошади, дрессировщик слонов, носорогов, жирафов, создал впечатляющий аттракцион «Тигры-наездники». В недавнее время он снова сменил амплуа и выступает с лошадьми «на свободе».

Автору этих строк довелось видеть поистине элегантное выступление Сарвата Бегбуди в 2002 г. в Петербургском цирке на Фонтанке, где он демонстрировал шестерку вороных красавцев голландских фризов. В его планах — создание большого конного цирка. Пожелаем же этому настойчивому и талантливому артисту достичь этой благородной цели!

Источник материала публикации: журнал "Гиппомания"
Автор текста: Владимир Успенский

 
Рекламный блок:

Счётчики



Друзья

  • : породы, клички, тренинг, уход