Отношения лошадь/всадник
Школа - Выездка

Удивительно, до какой степени всадник и лошадь взаимно влияют друг на друга как духовно, так и физически. Особенно это чувствуется у пар, которые уже давно привыкли работать вместе. Когда я сажусь на чью-нибудь лошадь, я сразу ощущаю это влияние настолько, что, сам того не осознавая, начинаю повторять все ошибки её обычного всадника. Кстати, я постоянно замечаю, что многие всадники часто склонны подбирать себе лошадей, похожих друг на друга. Человек, который долго ездил на лошади с особенной техникой и особенным стилем, будет искать то же самое у всех лошадей, на которых он будет ездить в дальнейшем.

Чтобы противостоять ситуациям, в которых всадник подчиняет свою езду привычкам или недостаткам лошади, необходимо постоянно сосредотачиваться на своих собственных ощущениях и сохранять нейтральную позицию. И делать это до тех пор, пока лошадь не почувствует, что так ей самой удобнее двигаться. Часто мне приходится брать за точку отсчета физическое состояние лошади, чтобы затем выработать в ней желание много и с удовольствием работать. Я начинаю, к примеру, с разминки на корде. Без всадника на спине лошадь может свободно двигаться и полнее ощущать свои возможности, пользуясь ними затем лучше в работе под всадником.

Я также могу работать, анализируя свое собственное душевное или физическое состояние. Важно не быть скованным страхом, предчувствием или посторонним желанием. Короче говоря, быть собой, то есть поровну распределять энергию между действиями, мыслями и ощущениями. Если доминируют эмоции, страх или гнев, то способность к анализу снижается, и действия становятся менее эффективными. С лошадью уже нельзя установить ясное и понятное ей общение. Когда «голова на месте», появляется возможность сосредоточить свои мысли на управлении телом, максимально приближаясь к идеальной посадке. Только при таком условии всадник и лошадь могут по-настоящему полностью понимать друг друга.

Именно поэтому моя методика состоит в том, чтобы постоянно отдавать себе отчет: о чем я думаю? Нужно ли это в настоящий момент? Все, что не касается работы, должно быть устранено. Важно не игнорировать то, что занимает мысли, а просто осознавать это, чтобы вернуться к посторонним мыслям позже, когда вы закончите работу верхом. Без сосредоточения не может быть эффективного общения с лошадью. Следовательно, нужно направить 100% умственной деятельности на ощущения, восприятие событий,анализ вашего физического состояния и физического состояния вашей лошади, для того, чтобы подготовиться к исполнению упражнения.

Чтобы достичь такого состояния, прежде всего, не доверяйте внешним признакам, когда к вам приходит информация. Лично я, перед тем, как действовать или реагировать, уделяю 1-2 секунды размышлениям и анализу ситуации. Я пытаюсь, прежде всего, освободить свою реакцию от сознания. Для этого пытаюсь найти первопричину, а не просто полагаться на вид или ощущение вещей. Это тем более справедливо, если вам не хватает опыта. Постоянный поиск первопричины — хороший метод, чтобы не ошибаться и добиться успехов.

Мы еще раз возвращаемся к концентрациивсадника. Я советую всем своим ученикам освободиться от всего перед тем, как сесть в седло. Обычно в начале тренировки это легче. Это правда, со временем гордость спортсмена снова проявляется, он хочет доказать что-либо самому себе или окружающим. Именно в этот момент все идет под откос. Слишком много мотивации, страх, гнев... Все это должно быть принято во внимание как можно скорее. Прежде всего, необходимо покончить с этим «засорением» в мыслях. Думайте только о том, что вам нужно сделать.

На тренировке имейте привычку дышать глубоко, расслабляться, несколько раз прошагнув лошадь с опущенными поводьями. Хороший тренер должен видеть момент, когда ученик отключается, когда ему нужны несколько слов ободрения или небольшая передышка. В большинстве случаев достаточно посмотреть на состояние лошади. Обычно оно отражает состояние духа всадника. Отношения лошадь/всадник такие же, как и между людьми: вы заметили, как трудно хранить спокойствие перед рассерженным человеком?

Я всегда храню в памяти урок Стиллвелла, одного из моих учителей. В этот день он в первый раз сел на Бель Блу, очень энергичную кобылу с тяжелым характером: некоторые из ее недостатков были врожденными, другие достались в наследство от предыдущих хозяев.

Сначала мне самому было трудно работать с ней до такой степени, что обычный вольт на галопе становился почти невозможным: лошадь упиралась, меняла ногу и т. п. -Стиллвелл начал тренировку с 5-10 минут шагом, с закрытыми глазами, сосредоточившись на посадке и ощущениях. И тогда, к всеобщему удивлению, кобылу будто подменили. Он поехал галопом сразу, без какого-либо приготовления, с идеальным вольтом, который я буду вспоминать всю жизнь. Всего лишь его присутствие, его внутренний контроль, его техника, его посадка, его действия и реакция позволили успешно выполнить это упражнение без мундштучного оголовья, без специального трензеля или каких-либо других премудростей.

Доверие

В природе лошади отведена роль жертвы, которая, как и многие другие животные, должна избегать человека. Даже если лошади живут рядом с нами на протяжении тысячелетий, это ничего не меняет. Каждое поколение, каждый индивидуум, каждый жеребёнок должен научиться принимать человека, доверять ему, и это доверие никогда не завоёвывается окончательно. Лошадь всегда сохраняет частичку первобытной свободы. Для всех лошадей, даже самых спо-к->йных, существует поведение и отношение, позволяющее избежать неконтролируемых ситуаций. Достаточно посмотреть во время раздачи наград на беспокойство многих лошадей, когда к ним приближаются спонсоры или люди, не привыкшие к ним прикасаться. Установление доверия происходит, наоборот, с помощью медленных движений, спокойного и умиротворяющего взгляда, голоса, внушающего доверие.

Лично я начинаю строить схему общения, которая установится между мной и лошадью, с первого контакта, ещё до того, как сесть в седло. Реакция лошади на мое приближение дает мне ценные указания о том, как на ней следует ездить. Цель номер один — установление доверия. Отсюда необходимость быть как можно более внимательным и видеть общую картину: быть одновременно действующим лицом и зрителем. Я касаюсь, глажу, разговариваю и наблюдаю реакцию...

Чем лучше вам это удается, тем больше лошадь будет расположена к общению с всадником и человеком вообще. Это относится ко всем лошадям, включая и тех, которых считаются злыми и трудными. С ними в особенности надо прежде всего освободиться от плохих привычек, избегая ситуаций, которые могут вызвать конфликт. Не придавая значения недостаткам, вы сможете вовремя от них избавиться. Если у лошади нет возможности кусаться или лягаться, она в конце концов забудет, что такое поведение возможно. В общем, проблемы можно решить только лаской и спокойствием, поскольку с лошадьми насилие всегда возвращается, как бумеранг. Ударив лошадь, которая отказывается подниматься в коневоз-ку, вы только увеличите ее беспокойство и оставите тяжелый след в памяти. Стрижка, чистка, надевание экипировки, погрузка в фургон — все это должно всегда хорошо завершаться.

Независимо от цели и отношений с лошадью, этот этап пропустить невозможно: если лошадь не способна идти за человеком в поводу, то абсолютно естественно, что она откажется войти в фургон. Если она не переносит скребок, то уж стрижка, тем более, будет для неё неприятной. Не стоит пытаться делать все слишком быстро. Наоборот, постепенно приучая лошадь идти в поводу, водя ее на пастбище рядом с собой, шагая через клавиши на корде, вы понемногу вселяете в неё доверие, и она соглашается подняться за вами в фургон. То же со стрижкой: начните с поглаживания лошади по всему телу, и только когда исчезнут реакции защиты или страха, вы сможете перейти к щетке, потом к скребку и, наконец, к машинке для стрижки.

Можно начать тренироваться... на людях. Иногда я забавляюсь, наблюдая, сколько времени мне требуется, чтобы поднять настроение человеку, который злится. Например, когда я встречаю кассиршу, неприветливую к клиентам, я определяю цель: заставить ее улыбнуться. Обычно это удаётся очень быстро. Достаточно воспринимать её как хорошего человека, у которого есть свои причины быть в плохом настроении. Так же и с лошадьми. Надо лишь немного терпения, чтобы помочь им вернуться в обычное состояние. Так же, как и мы, они должны получать удовольствие от того, что делают. Они чувствуют, когда всё проходит хорошо.

Не стесняйтесь поощрять голосом, лаской или лакомством, даже самый скромный успех, самое малое усилие, самое небольшое улучшение в работе.

Представьте, что вы только что закончили упражнение или дистанцию, и тренер хвалит вас: «Отлично! Ты был великолепен, ты действительно здорово прошёл, браво...» Ваше сердце начинает биться, глаза сверкают, вы улыбаетесь, вы счастливы. Это естественно: в признании нуждается каждый. Для лошади все точно так же. Как и вы, она ждет вознаграждения. Ласка, кусочек сахара, несколько похвальных слов за хорошее исполнение, или даже просто исполнение того, что вы просили, могут изменить жизнь лошади: она станет лучше спать, питаться, ее шерсть станет лучше. Вознаградить — это видеть вещи такими, какими они есть: без лошади вас бы здесь не было. Думать о ней — очевидная вещь. Многие всадники забывают об этом, иногда сразу же после выступления.

Вознаграждение — ключевой момент моей верховой езды и преподавания. Спортсмены должны всегда помнить, что лошадь никогда не просила вас садиться на нее верхом и уж точно предпочла бы пастись на лугу вместе с сородичами. Ласка, лакомство или похвала за каждое усилие, каждый правильный ответ, каждый успех — наименьшее, что вы можете сделать для нее.

Наказание должно быть применено только в том случае, когда лошадь выходит за рамки упражнения. Цель — дать ей понять, что выходя за определенные пределы, она входит в зону неудобств. Это может осуществляться все более сильными воздействиями: шенкелем, шпорой, потом хлыстом. С другой стороны, когда лошадь приближается к требованию, всадник сразу ее поощряет.

4 контакта

Мы только что увидели, что завоевание доверия лошади проходит через визуальный, обонятельный и кинестетический (с помощью прикосновений — прим. ред.) контакт. Если я положу ладонь на шею лошади, она будет чувствовать себя уверенно благодаря этому постоянному присутствию. Но если моя рука приподнимется и будет вступать в контакт несколько раз подряд, лошадь будет ждать этого момента, не зная, будет ли это ей приятно.

То же самое в седле. Если у вас есть тенденция ездить с отпущенными поводьями, лошадь будет бояться, когда вы возобновите контакт с её ртом и заведет привычку мотать головой.

Без контакта общение прерывается. Лошадь не знает, что ей делать. Она вольна решать сама и делать неправильный выбор, за что наездник сразу же накажет ее. Лошади терпеть не могут отсутствие связи с всадником, именно так они и теряют к нему доверие. Чтобы способствовать правильному общению, лошади нужен постоянный контакт. То есть присутствие, которое придает ей уверенности и благодаря которому она может воспринимать требования всадника.

Контакт должен производится очень легким давлением ног... всего несколько грамм! Слишком сильное давление стесняет лошадь и ограничивает ее движения. Все дело в мере. Зная, что правда в тонкостях, всадник, опять-таки, должен найти «среднюю позицию» между ногами, крепко прижатыми к седлу, и ногами, которые болтаются по бокам.

Контакт проходит через ноги (ягодицы, бедра и икры), руки и поводья ко рту. Отсюда — необходимость для всадника оставаться неподвижным и стабильным в своей позиции, а также воздействовать каждым из средств управления независимо. То есть иметь возможность пошевелить ногой или рукой так, чтобы это не отразилось на других частях тела.

Я говорю о «4 контактах»: 2 ноги и 2 руки. Это средства общения между всадником и лошадью. 4 контакта можно сравнить с 4 дверями, которые открываются и закрываются, чтобы выпустить энергию. Если всаднику нужна энергия задних ног (движущая сила), он будет действовать шенкелями, увеличивая давление от нескольких грамм до нескольких килограмм. Нормально выезженная лошадь должна понимать приказы своего всадника. Контакт со ртом должен осуществляться через гибкие пальцы и суставы рук, свободные от любого напряжения. Лошадь чувствительна к малейшей напряженности, к малейшему давлению, ее вера в руки всадника очень хрупкая. Эту веру нужно беречь превыше всего и особенно остерегаться естественного рефлекса вцепиться в поводья и подтянуть к себе руки. Всадник, наоборот, должен научиться выдвигать руки вперед, не изменяя своей позиции независимо от движения шеи во время прыжка, вытягивания на галопе или каждый раз, когда лошади нужно потянуться после работы в сборе.

Контакт будет более тонким и удобным для лошади, если всадник работает руками, разведёнными минимум на 25 см, а в некоторых случаях намного больше. Не бойтесь выдвигать внешнюю руку при прохождении поворотов и изгибов.

Для того чтобы сохранять постоянный контакт, представьте, что ездите с эластичными поводьями, которые позволяют избежать изменений давления. В действительности функцию амортизации исполняют ваши руки, двигаясь вперед. Вы также можете представить, что на конце ваших поводьев есть мундштук, и его ничто не поддерживает — нащечных ремней нет, есть только легкий нежный контакт со ртом. Если вы его не поддерживаете, мундштук падает, и общение с лошадью прерывается.

Запомните, что контакт — это успокаивающее присутствие. Чувствуя его, лошадь совершенствуется, ничего не боясь. И когда он достигнут, всадник может работать, оставляя лошади всю свободу движений.

Действовать и «нормально жить»

На лошади многие всадники постоянно чувствуют себя обязанными «что-то делать». Знайте, что если у вашей лошади правильный аллюр и правильная постановка на правильном маршруте, вам делать нечего! Просто оставайтесь на своем месте, будьте бдительны, готовясь к продолжению, выпустите энергию, накопившуюся в вас и в вашей лошади.

Сделайте попытку, стоя рядом с лошадью. Обопритесь об ее плечо или бедро. Начните с одного, потом пяти, потом десяти килограмм давления. Обратите внимание на то, как лошадь противостоит давлению, опираясь на вас, не сходя с места. Теперь проделайте то же самое, но только одним коротким надавливанием. Лошадь, слегка потеряв равновесие, сдвинется с места, не пытаясь опереться.

Так же и в седле: ваши действия должны быть короткими и сопровождаться ослаблением (или прекращением) еще до того, как лошадь начала двигаться. Действия должны быть короткими, оставьте лошади время проанализировать, понять и приказать своему телу сделать движение. Желание продолжить действие, даже не дав лошади времени ответить на требование, — источник непонимания. Кстати, именно из-за этого многие всадники прижимают ноги к бокам лошади. В конце концов, лошади ощущают это давление как что-то вроде второй подпруги, зажимаются и, в крайнем случае, встают на дыбы.

После каждого требования следует вернуться в основное положение. Если я делаю, к примеру, отдельное движение ногой, я не должен оставаться в «состоянии запроса». Наоборот, после каждого действия я должен возвратиться в свою нейтральную позицию.

Почему лошадь так хорошо реагирует на удар хлыстом или на голос? Потому, что требование короткое и четкое. После каждого действия всадника должна быть пустота, пауза, которая дает лошади время понять и прореагировать. Думайте про себя: «Шенкеля... без шенкелей... шенкеля... без шенкелей...». Схематизировав это, вы будете действовать за десятую долю секунды, и лошадь ответит одной-двумя секундами позже. Метод одинаков для всех действий, будь то поворот, остановка или ускорение.

Чтобы улучшить время реакции и ощущать продвижение, установите себе ориентиры. На выступлении по выездке, к примеру, решите, что на уровне буквы А вы будете ехать рысью. Сделайте несколько попыток, попытайтесь оценить расстояние, пройденное за время с момента вашего приказа и до ответа лошади.

Я уже слышу, как некоторые всадники говорят мне: «Да, но моя лошадь слишком медлительна, мне приходится приложить много усилий, чтобы сдвинуть ее с места». Я отвечаю им: «Значит, именно вас касается то, что я пишу сейчас в этой книге». Если лошадь не реагирует, значит, вы плохо потребовали. Если что-то идет не так, сомневайтесь сначала в себе. У всадников, уверенных в том, что их лошади слишком холодные, действия всегда более сильны и непрерывны: удар пяткой, удар шпорой, удар хлыстом. Понемногу лошадь привыкает и все меньше реагирует. Это то, что мы называем законом причинно-следственной связи. Случается то, что вы спровоцировали.

Уважение к лошади и гармония с ней измеряются прежде всего той степенью свободы, которую вы ей предоставляете. Как и вам, лошади тоже нужны маленькие радости. Самое малое, что вы можете сделать для нее, — дать время, необходимое для ответа. И когда она действует правильно, очень важно дать ей почувствовать это, поощрением указав ей, что она на верном пути... Наша цель — добиться того, чтобы лошадь свободно выражала себя при минимуме действий со стороны всадника. В конечном счете вы будете просто думать, и лошадь будет исполнять это. А вы постепенно придёте к той филигранной тонкости действий, в которой и заключается красота верховой езды.

Чем больших успехов добиваюсь я в верховой езде, тем больше убеждаюсь в том, что существует передача мыслей при условии, что вы с лошадью оба настроены на одну волну. Вначале я, как и все или почти все, думал, что лошадь это что-то вроде механизма: я нажимаю шенкелем сюда, она делает это... Со временем я понял крайнюю тонкость отношений между лошадью и всадником. Как и с людьми, проявите терпение и понимание. Общий язык всегда можно найти с любой лошадью. Надо только не торопиться. Надо быть открытым, стремиться к гармонии, полноте и слиянию в едином движении. Надо жить и дышать, как единый организм. Короче говоря, надо стать безупречным всадником.

Источник материала публикации журнал "Гиппомания"

 
Рекламный блок:

Счётчики



Друзья

  • : породы, клички, тренинг, уход